Зелёные колёса Сорбент Жидкое топливо Технический углерод Физическим лицам Юридическим лицам Продукция РТ Услуги Цены Вакансии Контакты Акции Портфолио Сотрудничество Мы Клиенты Технологии Награды Каталог Документы Разработки Ссылки Карта Реклама Метки Прогноз Профессионалам Полезно Загрузки Форум Бренды Содержание Руководство Термины Копирайт В планах Маркеры Самое новое Лучшее Тизеры По датам Что сейчас? Расписание Клуб Открыие Очарование Элегантность Страсть Соблазн Соперники Жюри Подарки Призы Условия Правила Конкурс Мисс Номинантки Победительницы Девушки Путешествия Спонсоры Социальные ссылки Рынок рекламы Эффективная реклама Черная реклама Белая реклама Темная реклама Светлая реклама Рекламная индустрия Естественная реклама Цифровая реклама Философия Арт Наш гид Звуки Вместо вступления По странам По городам Design Медиа Интересно Сеть В перерыве Софт Обзоры Последние правки Команда Сделано Зелёные колёса 1 Сорбент 1 Жидкое топливо 1 Технический углерод 1 Физическим лицам 1 Юридическим лицам 1 Продукция 1 РТ 1 Услуги 1 Цены 1 Вакансии 1 Контакты 1 Акции 1 Портфолио 1 Сотрудничество 1 Мы 1 Клиенты 1 Технологии 1 Награды 1 Каталог 1 Документы 1 Разработки 1 Ссылки 1 Карта 1 Реклама 1 Метки 1 Прогноз 1 Профессионалам 1 Полезно 1 Загрузки 1 Форум 1 Бренды 1 Содержание 1 Руководство 1 Термины 1 Копирайт 1 В планах 1 Маркеры 1 Самое новое 1 Лучшее 1 Тизеры 1 По датам 1 Что сейчас? 1 Расписание 1 Клуб 1 Открыие 1 Очарование 1 Элегантность 1 Страсть 1 Соблазн 1 Соперники 1 Жюри 1 Подарки 1 Призы 1 Условия 1 Правила 1 Конкурс 1 Мисс 1 Номинантки 1 Победительницы 1 Девушки 1 Путешествия 1 Спонсоры 1 Социальные ссылки 1 Рынок рекламы 1 Эффективная реклама 1 Черная реклама 1 Белая реклама 1 Темная реклама 1 Светлая реклама 1 Рекламная индустрия 1 Естественная реклама 1 Цифровая реклама 1 Философия 1 Арт 1 Наш гид 1 Звуки 1 Вместо вступления 1 По странам 1 По городам 1 Design 1 Медиа 1 Интересно 1 Сеть 1 В перерыве 1 Софт 1 Обзоры 1 Последние правки 1 Команда 1 Сделано 1 Зелёные колёса 2 Сорбент 2 Жидкое топливо 2 Технический углерод 2 Физическим лицам 2 Юридическим лицам 2 Продукция 2 РТ 2 Услуги 2 Цены 2 Вакансии 2 Контакты 2 Акции 2 Портфолио 2 Сотрудничество 2 Мы 2 Клиенты 2 Технологии 2 Награды 2 Каталог 2 Документы 2 Разработки 2 Ссылки 2 Карта 2 Реклама 2 Метки 2 Прогноз 2 Профессионалам 2 Полезно 2 Загрузки 2 Форум 2 Бренды 2 Содержание 2 Руководство 2 Термины 2 Копирайт 2 В планах 2 Маркеры 2 Самое новое 2 Лучшее 2 Тизеры 2 По датам 2 Что сейчас? 2 Расписание 2 Клуб 2 Открыие 2 Очарование 2 Элегантность 2 Страсть 2 Соблазн 2 Соперники 2 Жюри 2 Подарки 2 Призы 2 Условия 2 Правила 2 Конкурс 2 Мисс 2 Номинантки 2 Победительницы 2 Девушки 2 Путешествия 2 Спонсоры 2 Социальные ссылки 2 Рынок рекламы 2 Эффективная реклама 2 Черная реклама 2

подкаст

Технологии 2



Технологии 2звуки волынок постепенно замирали, напоминая отдаленные крики чаек. Казалось, солдаты, верные долгу, с грустью погружаются в глубь шелестящего, золотого моря. Майкл проснулся, прислушиваясь к нарастающему гулу орудий. На душе у него было тоскливо. Он вдыхал сырой, пахнущий глиной воздух окопа, где он спал, и кислый, пыльный запах растянутой над ним палатки. Под одеялами было тепло, и он лежал, не двигаясь, в полной темноте, слишком усталый, чтобы шевелиться, прислушиваясь к треску зениток, приближавшемуся с каждым мгновением. «Очередной ночной налет, – с ненавистью подумал он, – каждую ночь, черт их побери». Орудия гремели теперь очень близко, где-то совсем рядом слышались смертоносный свист и мягкие глухие шлепки падающих на землю осколков стали. Майкл потянулся за каской, лежавшей сзади, и положил ее на низ живота. Подтянув вещевой мешок – он лежал рядом в щели, набитый запасными кальсонами, нательными фуфайками и рубашками, – он прикрыл им живот и грудь. Потом закрыл голову руками, вдыхая теплый запах собственного тела и пота, исходивший от длинных рукавов шерстяного белья. «Теперь, – подумал он, – когда эта ночная процедура, разработанная им за несколько недель, проведенных в Нормандии, была завершена, – теперь пусть стреляют». Он еще раньше определил, какие части тела наиболее уязвимы и представляют наибольшую ценность, и старался защитить их в первую очередь. Если его ранит в ноги или руки, это не так уж страшно. Майкл лежал в абсолютной темноте, прислушиваясь к грому и свисту над головой. Глубокая щель, где он спал, стала казаться уютной и надежной. Внутри она была обтянута жестким брезентом, содранным с разбившегося планера, а вниз он постелил блестящее, шелковое сигнальное полотнище, которое придавало этому чистенькому подземному сооружению какую-то восточную роскошь. Майкл хотел взглянуть на часы, но был слишком утомлен, чтобы искать свой электрический фонарик. С трех до пяти утра ему надо было стоять в карауле, и он гадал, стоит ли пытаться снова заснуть. Воздушный налет продолжался. «Самолеты, по-видимому, летят очень низко, – подумал он, – потому что по ним строчат из пулеметов». Он слышал пулеметные очереди и назойливый гул самолетов над головой. Сколько воздушных налетов он пережил? Двадцать? Тридцать? Да… немецкая авиация уже тридцать раз пыталась уничтожить его, частичку общей безликой массы солдат, и всякий раз терпела фиаско. Он забавлялся мыслью о возможности ранения. Этакая симпатичная глубокая рана длиной в восемь дюймов в мягкой части ноги, с симпатичным, маленьким переломчиком берцовой кости. Он представлял себя бодро прыгающим на костылях по лестнице вокзала Грэнд-Сентрал в Нью-Йорке с «Пурпурным сердцем» на груди и с документами об увольнении из армии в кармане. Майкл пошевелился под одеялами, и мешок, теплый, словно живой, подвинулся, будто это был не мешок, а девушка. И вдруг ему бешено, неудержимо захотелось близости с женщиной. Он стал думать о женщинах, с которыми встречался, вспоминал места, где это происходило. Его первую девушку звали Луиза. Это произошло в один воскресный вечер, когда ее родителей не было дома. Они ушли к знакомым играть в бридж. Она тревожно вслушивалась, не щелкнет ли ключ в замочной скважине входной двери. Вспомнились и другие девушки по имени Луиза. Оказалось, что у него было много девушек, носивших это имя: голливудская «звездочка» из компании «Братья Уорнер», жившая с тремя другими девушками в Вэлли; кассирша из ресторана на 60-й улице в Нью-Йорке; Луиза в Лондоне во времена воздушных налетов – в ее комнате стояла электрическая печка, отбрасывавшая теплый, красноватый отблеск на стены. Сейчас ему нравились все Луизы, все Мэри и все Маргарет. Раздираемый воспоминаниями, он ворочался на жесткой земле, воскрешая в памяти своих девушек, нежную кожу их ног и плеч, припоминая, как они смеялись и что говорили, когда лежали с ним в постели. Он вспомнил всех девушек, с которыми мог быть близок, но по той или иной причине уклонился от этого. Это было десять лет назад. Они сидели втроем в ресторане. Эллен, высокая блондинка, в тот момент, когда ее муж отошел к стойке купить сигару, многозначительно коснулась коленями Майкла и что-то шепнула. Но муж Эллен был его лучшим другом в колледже, и Майкл, несколько шокированный, проявил благородство и не принял намека. Теперь, вспомнив высокую пышнотелую жену друга, он мучительно заерзал в темноте. Затем он вспомнил Флоренс. Она пришла к нему с письмом от матери; ей так хотелось поступить на сцену. Флоренс была совсем юная и до смешного наивная. Майкл узнал, что она девственница, и в приливе сентиментальности решил, что было бы несправедливо заставлять невинную девушку отдаваться так просто первому встречному, который не любил ее и никогда не полюбит. Он вспомнил о хрупкой, чуточку неуклюжей девочке из своего родного города и в тоске снова заерзал под вещевым мешком. Потом он вспомнил молоденькую танцовщицу, жену пианиста, которая на одной из вечеринок на 23-й улице притворилась пьяной и плюхнулась ему на колени. Но Майкл в то время был занят школьной учительницей из Нью-Рошеля. Припомнилась и девушка из Луизианы – у нее было три здоровенных брата, которых Майкл откровенно побаивался; женщина, которая в зимний вечер в Вилладже бросила на него манящий взгляд, и молоденькая сиделка с широкими бедрами из Галифакса, в те дни, когда его брат сломал ногу, и… Майкл в отчаянии вспоминал всех предлагавших себя и отвергнутых им представительниц прекрасного пола и от досады скрежетал зубами, сожалея о своей нелепой привередливости в давно ушедшие дни. Эх, ты, глупый, надутый осел! Легкомысленно утраченные дорогие часы, которых уже никогда не вернуть! Он жалобно застонал и в жестоком гневе вцепился руками в вещевой мешок. И все же, утешал он себя, оставалось немало женщин, которых он не отверг. И в самом деле, когда оглядываешься назад, становится стыдно за то, что упущено так много возможностей, но в то же время радуешься, что тогда этого не приходилось стыдиться и чувство стыда не стояло на твоем пути. Когда он вернется домой, если он вообще вернется, он изменит свое отношение к женщинам.